Пред книжным шкафом

Привет тебе, хранитель древних свитков!
Твой пыльный клад опять целую нежно…
Душа вернулась с островов чужбины;
Дрожа, как голубь, странствовавший долго,
Она стучится в дверь родного дома.
Родные свитки! Снова с вами я,
Питомец ваш, от мира отреченный.
Увы!Из всех роскошных благ земли
Лишь вас одних моя познала юность;
Вы садом были мне в разгаре лета,
В ночь зимнюю – горячим изголовьем;
И я привык хранить средь ваших строк
Мое богатство – грезы о святыне.
Вы помните? Бывало, бет-га-мидраш
Оденет тьма; все разошлись давно,
И в тишине придела – я один;
Дрожа, слетает с уст молитва дедов,
А там, в углу, близ вашего ковчега,
Мерцает тихо вечная лампада.
О, сколько раз – я мальчик был, и пух
Еще не покрывал мои ланиты –
Меня ночные ветры заставали
Склоненным низко над старинной книгой,
Исполненным то грез, то тайной жути.
На столике передо мной лампада
Беспомощно и тускло полыхала,

В шкафу, средь книг, скреблась упорно мышь,
В печи трещал последний уголек;
Я замирал, томимый смертным страхом,
От ужаса стуча зубами… Помню,
Однажды – это было темной ночью –
За окнами слепыми, на дворе,
Угрюмо плача, завывала буря;
Трещали ставни; духи преисподней
Стучали в дом железными крюками…
Моя твердыня рушилась во прах:
Украдкою, из-под святой завесы,
Покинув храм, Шехина удалилась,
И мой старик – моя вторая тень
И грез моих свидетель молчаливый –
И он ушел и скрылся от меня.
Лишь пламя лампы тихо умирало.
Последний раз вздыхая перед смертью…
И вдруг окно разбилось…Все погасло,
И я – птенец бескрылый – из гнезда
Упал во власть безглазой, черной ночи.
И вот теперь, чрез много-много лет,
Чело и душу мне избороздивших,
Меня опять поставил ветер жизни
Пред вами, свитки, – чада Амстердама,
Славуты, Львова, Франкфурта. Опять
Рука моя страницы ваши гладит,
И тусклый взор блуждает между строк,
В узоре букв пытаясь отыскать
Следы моей души, – из колыбели,
Взлелеявшей ее, услышать эхо
Младенческих ее тревог и дум.
Увы, мои наставники! Спокойна
Душа моя, и взор не увлажнен…
Как ни гляжу, – узнать вас не могу я;
Из ваших букв, о старцы, не глядят
На дно моей души живые очи,
Измученные очи стариков;
Ко мне оттуда не доходит шепот
Иссохших уст, бормочущих в могилах,
Мне каждая строка – жемчужин черных
Рассыпанная нить, страницы – вдовы,
А что ни буква – бедная сиротка.
Померк мой взор, и ослабел мой слух,
Иль вы истлели, вы, сыны бессмертья.
И на земле вам больше доли нет,
И тщетно я, как тать вооруженный,
Без фонаря, киркою землю рыл,
В кромешной тьме, не ведая покоя,
И день, и ночь в могилах ваших роясь,
Я все искал златых сокровищ жизни,
Их корни снизу и с боков минуя.
А между тем сокровища сверкали
Над городом, людьми, и над холмами,
И на глазах у всех плоды качали,
И шумные водили хороводы,
Морские дали пеньем оглашая,
А до меня не донеслось и эхо.
Как знать? Быть-может –
Когда я вновь, гробокопатель, выйду,
С кладбища духа в царство черной ночи,
Тебя одну с собою принеся,
Кирка, прилипшая к моим ладоням,
И с ветхой пылью на усталых пальцах, –
Быть-может, я – беспомощней, бедней,
Чем раньше был – воздену руку к ночи,
Моля ее принять меня на лоно
И ласково плащом закутать черным,
И ей скажу, смертельно утомленный:
Приди, о ночь, и темными крылами
Покрой меня:я из могил бежал,
И сердце жаждет вечного покоя!
А вы, светила ночи, братья в духе,
Наперсники моей души!
О, почему храните вы молчанье?
Ужель вам брату нечего сказать
Златых ресниц нежнейшим трепетаньем?
Быть-может, есть, – но ваш язык забыл я,
Таинственных речей не слышу ваших?
Ответьте, звезды, ибо я тоскую.
1910

Это стихотворение — воспоминание о детстве и юности, которые поэт провел в доме своего деда (моего прапрадеда ) Яакова — Мойше Бялика, толкователя Талмуда, и бабушки.

Опубликовано 19 Окт 2009 в 9:29 пп. В рубриках: Хранилище. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты.

Один отзыв на “Пред книжным шкафом”

  1. Коростышевские-жизнь в Москве » Хаиму Бялику - Поэту и человеку 09 Янв 2010 в 11:03 пп

    […] ему огромный шкаф с религиозной литературой, шкаф его прадеда, которому посвящено стихотворение Х-Н Бялика-оно есть […]

Август

Автор фото — Зоя Сергеева

Каким же славным вышло лето,
с дождями, грозами, теплом,
и с морем яблок, — все согрето
душистым запахом, добром,

откуда столько, что за диво,
куда ни глянешь — яблок вал,
картина сказочно красива,
знать, белый маг наколдовал!

И благородный, чинный август
был зелен, весел, свеж и юн,
он каждый день дарил мне радость
и был беспечен, как июнь!

Зоя Сергеева
Не забудьте указать автора
Copyright © Журнал «Культура и общество» 2021 Все права защищены

 
 
 

Наши читатели

free counters

Рубрики

Метки

Свежие комментарии

 

  Рейтинг@Mail.ru